СОЦИАЛЬНО-ЗНАЧИМЫЕ ПРОЕКТЫ, РЕАЛИЗУЕМЫЕ ЧЛЕНАМИ СОЮЗА

9 maya gvozdika

КАТАЛОГ ОНЛАЙН-БАЗ ЗАХОРОНЕНИЙ

Nadgrobie1

На ближайшем заседании Пермской городской думы 24 марта депутаты рассмотрят вопрос о выделении средств на корректировку проекта по достройке крематория на кладбище «Восточное». Об этом «Новому компаньону» сообщили в департаменте дорог и благоустройства администрации Перми. После того как подрядная организация актуализирует документ, можно будет объявлять аукцион на достройку крематория.

Отметим, что история пермского крематория началась ещё 11 лет назад, когда в 2009 году стали делать проект на кладбище «Восточное». В 2013 году первую очередь крематория начала строить пермская компания ООО «Вектор», но контракт с ними был «промежуточный» и предполагал лишь строительство здания без отделки, колумбария и оснащения крематория печами. Предполагалось, что в 2014 году администрация привлечёт инвестора, который вложит порядка 300 млн руб. для завершения строительства и оснащения крематория. Но сразу найти инвестора власти не смогли.

Сейчас степень готовности главного корпуса крематория площадью 3,6 тыс. кв. м превышает 50%, бытовой корпус готов на 94%. При этом в зданиях нет печей, внутренней отделки, а также недостроены газопровод, водонапорная башня, трансформаторная подстанция и т. д.

В 2018 году администрация Перми объявила конкурс на право заключения концессионного соглашения на достройку крематория. Стартовая цена — 338 млн руб. Но так как желающих не нашлось, мэрия снизила свои требования до 199 млн руб. В результате поступила только одна заявка — от пермского ООО «Торговый дом «Пушкарский». Администрация хотела заключить с этой компанией концессионное соглашение на 49 лет, но ТД «Пушкарский» не смог в срок предоставить банковскую гарантию, и от заключения соглашения с ним власти отказались.

Как пояснил «Новому компаньону» источник, знакомый с ситуацией, у мэрии «не срослось» с торговым домом из-за неправильно сформулированной документации. По его словам, от концессионного соглашения в документе было только название: мэрия просила о безвозмездном оказании финансовой помощи городу. Компания предложила внести изменения в концессионное соглашение и попросила администрацию возместить концессионеру инвестиции в течение 10 лет, но мэрия отказалась. Кроме того, все банки, к которым торговый дом «Пушкарский» обращался за банковской гарантией, читая концессионное соглашение, заявляли, что в данной конструкции не защищены ни банк, ни концессионер. Защищена только администрация Перми. Поэтому банки просто не стали ввязываться в этот процесс.

После этой неудачи с поиском инвестора администрация Перми пришла к выводу, что крематорий можно достроить только за счёт городского бюджета. В декабре 2019 года на заседании гордумы первый заместитель главы администрации Перми Виктор Агеев заявил, что инвестора не удалось найти из-за сложностей с окупаемостью проекта. Также он сообщил, что они смогли бы найти концессионера, если бы пошли на уступки и согласились вернуть бизнесу вложенные в крематорий деньги. «Мы считали это неприемлемым. Я убеждён, что лучше потратить деньги и получить муниципальный объект, чем потратить те же деньги, пусть и в рассрочку, и получить коммерческий объект, которым мы управлять не будем», — заявил Агеев депутатам.

Планы администрации

В феврале 2020 года на заседании Пермской городской думы начальник департамента дорог и благоустройства Анатолий Дашкевич уточнил, что строительство первой очереди крематория на кладбище «Восточное» запланировано на 2021—2022 годы. Ввести объект в эксплуатацию планируют до декабря 2022 года. В презентации к докладу сообщалось, что двухэтажный объект площадью 3,6 тыс. кв. м будет состоять из двух траурных залов — на 100 человек и 50 человек. В здании будет от двух до четырёх печей, каждая из которых рассчитана на не менее чем 5 тыс. кремаций в год.

Как сообщили «Новому компаньону» в департаменте дорог и благоустройства, мэрия планирует достроить объект только за счёт городского бюджета без привлечения денег из вышестоящих бюджетов. Стоимость достройки определят после корректировки проектной документации. Размер финансирования на корректировку объявят на заседании гордумы 24 марта.

Проблемы с проектом

В администрации «Новому компаньону» заявили, что вложение бюджетных инвестиций в объекты муниципальной собственности города не предполагает окупаемости. Однако для участников похоронного рынка, которым мэрия предлагала построить или достроить крематорий, этот момент был принципиальным.

Вице-президент Союза похоронных организаций и крематориев России по Крымскому федеральному округу и директор крымского крематория Михаил Ремез сообщил, что в 2012—2013 годах он работал в ООО «Городской специализированный комплекс ритуальных услуг «Габбро» (Екатеринбург). Тогда знакомый из похоронной отрасли, который был посредником между мэрией Перми и бизнесом, несколько раз предлагал ему построить крематорий на Восточном кладбище Перми. Конкретный размер инвестиций тогда ещё не назывался, но масштаб объекта требовал слишком больших сумм.

Президент Ассоциации крематориев России, доктор экономических наук Алексей Сулоев сообщил, что ассоциация рассматривала возможность поучаствовать в этом проекте в 2018 году. Но отказались — компанию не устроили условия концессионного соглашения из-за его плохой инвестиционной привлекательности. «Этот долгострой при жизни инвестора никогда не окупится. Глупо вкладывать такие деньги в достройку объекта, когда уже есть технологии, которые уменьшают стоимость строительства», — отметил Алексей Сулоев.

Так, по словам экспертов, крематорий площадью 3,6 тыс. кв. м — это очень много и в два-три раза превышает потребности Перми. Алексей Сулоев отметил, что такие большие крематории строили только в городах с много­миллионным населением. И то в 1970-е годы, когда никто не знал, как надо строить. По оценке Алексея Сулоева, из этого огромного помещения будут использоваться условно всего 1,5 тыс. кв. м. Но остальные 2 тыс. кв. м тоже надо отапливать, содержать и т. д., что приведёт к огромным счетам за коммунальные услуги. «Этого никакая экономика не выдержит, если не использовать остальные квадратные метры под многофункциональный похоронный дом», — подчеркнул эксперт.

Михаил Ремез добавил, что для пермского крематория хватит всего двух печей. В четырёх пока нет потребности: в регионах, где находятся новые крематории, процент кремации от числа умерших людей составляет всего 15—20%. По словам бизнесмена, четыре печи стоят в екатеринбургском крематории, но он работает 40 лет, и 60—70% от общего числа умерших проходят через него.

Также, по словам Алексея Сулоева, при расчёте размера инвестиций администрация не учла затраты на современные кремационные печи с очистными сооружениями. В проекте запланированы печи, которые уже во всём мире, кроме России, запрещены к эксплуатации. «Я уверен, что в России в ближайшие полгода-год появится распоряжение о том, что все кремационные печи должны быть оснащены очистными сооружениями. Качественная кремационная печь с полным комплексом экологической очистки в Москве стоит €1,2—2,5 млн. Две печи будут стоить €2—5 млн, и у вас не останется ни копейки на остальное (если исходить из суммы в 199 млн руб. — Ред.). Устаревшая печь без очистных сооружений стоит от $360 тыс. без растаможки и НДС, а очистные сооружения — ещё $600 тыс. То есть $1 млн на одну печь и $2 млн — на две печи. Но оставшихся денег вам на достройку объекта просто не хватит», — отметил президент Ассоциации крематориев России.

В случае больших расходов и инвестиций администрация города не может гарантировать инвестору наличие заказов на кремацию со стороны жителей. По словам Алексея Сулоева, кремация — это только волеизъявление умершего и его родственников, и мэрия никак не может гарантировать поступление заказа.

Также оба эксперта заявили, что готовы построить в Перми крематорий за свой счёт, но они не пойдут в достройку этого объекта на условиях существующего концессионного соглашения.

Прогнозы и советы

По мнению экспертов, есть несколько вариантов развития событий. Первый — администрация сама достраивает этот крематорий за свой счёт. Но тогда непонятно, через сколько лет его запустят в эксплуатацию и сколько ещё денег вложат в достройку объекта. «Задача администрации — что-то сделать с долгостроем, но это влечёт очень большую нагрузку на бюджет города», — отметил Алексей Сулоев.

Михаил Ремез уверен, что мэрия ещё долго будет субсидировать убытки введённого в эксплуатацию крематория. «По статистике, в год умирает около 1,2% от количества людей, проживающих на той или иной территории. То есть в городе-миллионнике, таком как Пермь, в год умирает примерно 10—12 тыс. человек. Если первые годы через кремацию будет проходить всего 10% от всех умерших, это всего тысяча кремаций в год», — отметил эксперт. С другой стороны, добавил Михаил Ремез, государственному крематорию проще популяризировать услугу крематория, чем частному (благодаря различным заявлениям и выступлениям чиновников), поэтому количество кремаций в год может быть чуть больше.

Второй вариант развития событий — администрация меняет условия концессионного соглашения или инвестор выкупает существующий долгострой. Тогда бюджет не несёт расходов, а все риски ложатся на инвестора.

Третий вариант — инвестор строит новый крематорий на новом участке земли и эксплуатирует его, пока инвестиции не окупятся. По мнению Алексея Сулоева, Перми как городу-миллионнику, возможно, будет выгоднее построить не один большой крематорий, а два поменьше в разных сторонах города. Это в том числе удобно и для жителей, которым не надо стоять в пробках и проводить много времени в дороге.

Алексей Сулоев считает, что для начала Перми можно ограничиться крематорием площадью 1,5 тыс. кв. м с возможностью расширения по количеству печей. Через полгода, как только единственная печь будет полностью загружена работой, можно поставить вторую. Строительство крематория с одной печью может стоить $5—7 млн.

По словам Алексея Сулоева, при активной помощи администрации Перми крематорий можно построить в течение 1—1,5 года.

По мнению Михаила Ремеза, лучше строить крематории без обрядовых процессов, а проводить обряды и готовить тела к похоронам в похоронных домах, расположенных в городах края. Во-первых, это значительно снижает затраты городского бюджета и инвестора, так как по нормативам при двух печах крематорий должен стоять в 1 км от жилых домов, детских, образовательных и санаторно-курортных учреждений. Это достаточно большой радиус, что приводит к удорожанию устройства коммуникаций. Во-вторых, у людей горе, и не нужно заставлять их стоять в пробках. «У нас офисы стоят в Симферополе и Ялте, людям легко прий­ти туда и оформить документы. После прощания мы подъезжаем, забираем тело и увозим его в крематорий, который находится в 20 км от города. А потом в этот же день или позднее, в зависимости от срочности кремации, выдаём родственникам урну с прахом», — сообщил директор крымского крематория.

Михаил Ремез заявил, что если бы проект пермского крематория был нормальным, то кремационный блок с одной печью и одним залом прощания можно было бы построить за 100—120 млн руб. После того как услуга крематория станет популярнее, можно купить вторую кремационную печь.

Оценка депутатов

Председатель комитета Пермской гордумы по экономическому развитию Арсен Болквадзе отметил, что ситуация с крематорием неоднозначна. С одной стороны, Пермь — это один из немногих городов-миллионников, где нет действующего крематория. Люди вынуждены обращаться за этой услугой в соседние регионы, например в Екатеринбург. По мнению Болквадзе, достройка крематория за счёт городского бюджета снимет социальное напряжение.

С другой стороны, депутатов волнует, почему в Пермь не заходят инвесторы, несмотря на то что на услугу кремации в Перми есть определённый спрос. «Конечно, за счёт бюджета можно реализовать этот проект, но бюджет не резиновый. Зачем привлекать государственные деньги, если инвесторы хотят построить крематорий сами», — недоумевает Арсен Болквадзе.

Он также сообщил, что депутаты уже запросили информацию у администрации об этом инвестиционном проекте. Арсен Болквадзе считает, что нужно поискать возможность изменить проект и сделать его привлекательнее для бизнеса. Если же окажется, что проект никак нельзя сделать экономически рентабельным, тогда всё-таки придётся строить за счёт бюджета.

Первый заместитель председателя Пермской гордумы Дмитрий Малютин тоже считает, что крематории должны создаваться за счёт муниципально-частного партнёрства. «Это происходит повсеместно, и мы не понимаем, почему это не происходит у нас. Крематорий в Перми должен быть, и я за то, чтобы хоть как-то сдвинуть решение этого вопроса с мёртвой точки. Администрация говорит, что они исчерпали все варианты и возможности, и единственный вариант достроить этот объект — за счёт бюджета. Но если на понимание этого понадобилось 12 лет, то, наверное, это не очень профессионально», — заключил Дмитрий Малютин.

 

Источник: https://www.newsko.ru

СОЮЗ ПОХОРОННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ И КРЕМАТОРИЕВ (СПОК)

191036, Санкт-Петербург, 

ул.1-я Советская, 8

 

ТЕЛЕФОН

8 (921) 962-48-99 

8 (812) 408-96-48

8 (812) 408-96-17

Электронная почта

spok.lena@mail.ru

icc.spb@mail.ru

 

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ САЙТА

captcha

©2013-2018 СОЮЗ ПОХОРОННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ И КРЕМАТОРИЕВ (СПОК) 

Union of Funeral Organizations and Crematoriums

На нашем сайте мы стараемся максимально полно собрать новости похоронного бизнеса из разных интернет-изданий. Редакция не несет ответственности за сведения, содержащиеся в перепечатанных материалах. 

Политика в отношении обработки персональных данных (Политика конфиденциальности)